ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА

ПЕРВАЯ СЕКЦИЯ


ДЕЛО
ЯВОРИВСКАЯ против РОССИИ

ЖАЛОБА
№ 34687/02

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

СТРАСБУРГ

21 июля 2005


ВСТУПИЛО В ЗАКОННУЮ СИЛУ

21 октября 2005



     В деле Яворивская против России,
     Европейский Суд по правам человека (Первая секция), заседая Палатой в составе:
     C.L. ROZAKIS, Председатель
     P. LORENZEN,
     N. VAJIC,
     S. BOTOUCHAROVA,
     A. KOVLER,
     E. STEINER,
     K. HAJIYEV, Судьи
     и S. QUESADA, Заместитель Секретаря Секции Суда

     Обсудив за закрытыми дверями 30 июня 2005,
     Вынес, принятое в тот же день, следующее Постановление:

ПРОЦЕДУРА

     1.  Дело было инициировано по жалобе (№ 34687/02) против Российской Федерации, поданной в суд согласно статьи 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод ("Конвенция") гражданкой Украины Натальей Алимпиевной Яворивской ("заявитель"), 18 августа 2002 года.
     2.  Заявителя в Суде представлял М. Карчевский, адвокат, практикующий в Тернополе, Украина. Российское государство ("Правительство") в Суде представлял П. Лаптев - Уполномоченный Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека.
     3.  Заявитель, в частности, жаловалась на нарушение ее прав по Конвенции ввиду того, что решение суда, вынесенное в ее пользу, не исполнялось.
     4.  Жалоба была распределена в Первую Секцию Суда (Правило 52 § 1 Регламента Суда). Состав Секции, который рассматривал дело (Статья 27 § 1 Конвенции), был составлен как предусмотрено в Правиле 26 § 1.
     5.  Решением от 13 мая 2004г. Суд объявил жалобу частично приемлемой.
     6.  1 ноября 2004г. Европейский Суд изменил состав своих Секций (Правило 25 § 1). Данное дело было передано в ведение вновь образованной Первой Секции (Правило 52 § 1).
     7.  Правительство представило возражения по существу (Правило 59 § 1) заявитель таких возражений не представил. Украинское Правительство не воспользовалась свои правом вступить в этот процесс на стороне своей гражданки (Статья 36 § 1 Конвенции).

     ФАКТЫ

     ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА

     8.  Заявительница 1965г.р. и проживающая в г. Тернополе, Украина.
     9.  В период с 1996г. по 2000г. заявительница и ее семья жили и работали в Чукотском автономном округе в Российской Федерации.
     10.  Зимой 1998г. заявительница попала в больницу в городе Билибино. По утверждениям заявительницы, местные врачи не сумели правильно диагностировать ее болезнь и обеспечить соответствующее лечение; в результате ее здоровье было серьезно подорвано.
     11.  В августе 1998г. заявительница предъявила иск к муниципальному учреждению здравоохранения "Билибинская центральная районная больница".
     12.  21 февраля 2000г. Билибинский районный суд Чукотского автономного округа удовлетворил иск заявительницы и присудил ей 60000 руб. (2109 евро). Решение не обжаловалось и 1 марта 2000г. оно вступило в силу.
     13.  После того, как больница более года не выплачивала присужденную судом сумму, заявительница обратилась с жалобами к Президенту Российской Федерации, Министру здравоохранения, службу судебных приставов и в другие инстанции.
     14.  15 ноября 2001г. Чукотский окружной отдел Министерства юстиции (контролирующий работу судебных приставов) уведомил заявительницу о следующем:

     "...было установлено, что у должника не было средств на своих счетах. Согласно его уставных документов должник является учреждением, а согласно статье 120 Гражданского Кодекса РФ учреждение отвечает по своим обязательствам только в пределах имеющихся в его распоряжении денежных средств. Статья 298 п.1 Гражданского Кодекса предусматривает, что учреждение не может отчуждать или иначе распоряжаться собственностью, предоставленной ему собственником или собственностью, приобретенной за счет средств собственника.
     В соответствии с Информационным письмом № 45 Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 14 июля 1999 "Об обращении взыскания на имущество учреждения", если должником является учреждение, то в случае недостаточности у него денежных средств взыскание не может быть обращено на иное имущество, закрепленное за учреждением на праве оперативного управления собственником, а также на имущество, приобретенное учреждением за счет средств, выделенных по смете..."


     15.  Отдел Минюста затем проинформировал заявительницу, что исполнительное производство было прекращено 30 ноября 2000г. ввиду невозможности исполнения, но заявительница может повторно обратиться для возбуждения исполнительного производства.
     16.  29 ноября 2001г. Чукотский окружной Отдел Минюста переправил очередную жалобу заявительницы старшему судебному приставу Билибинского района для принятия мер.
     17.  10 декабря 2001г. Чукотский окружной отдел Министерства юстиции ответил на жалобу заявительницы и дал такое же объяснение как и в письме от 15 ноября 2001г. При этом дополнительно указал, что требование заявительницы относительно больницы может быть исполнено только после удовлетворения других требований, в частности, исполняющихся в первую и вторую очередь, в то время как требование заявительницы находится в пятой очереди.
     18.  18 января 2002г. судебный пристав снова подтвердил, что у больницы нет денежных средств, и что исполнение не могло быть осуществлено за счет собственности больницы.
     19.  28 января 2002г. судебный пристав потребовал от Билибинского расчетного центра арестовать денежные средства больницы.
     20.  6 февраля 2002г. судебный пристав постановил, исполнение было невозможно ввиду отсутствия у должника денежных средств. Исполнительное производство было окончательно прекращено, и исполнительный лист был возвращен заявительнице.

     ЗАКОН

     I.  ПРЕДПОЛАГАЕМОЕ НАРУШЕНИЕ СТАТЬИ 6 КОНВЕНЦИИ И СТАТЬИ 1 ПРОТОКОЛА № 1

     21.  Заявитель жаловалась, что решение суда от 21 февраля 2000г. не было исполнено. Суд полагает, что эти жалобы подпадают под рассмотрение по Статье 6 § 1 Конвенции и Статье 1 Протокола № 1 (смотри Burdov v. Russia, № 59498/00, § 26, ECHR 2002-III). Статья 6, в соответствующей части, предусматривает следующее:

     "Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях ... имеет право на справедливое и публичное разбирательство ... судом..."

     Статья 1 Протокола № 1 гласит следующее:

     "Каждое физическое или юридическое лицо имеет право на уважение своей собственности. Никто не может быть лишен своего имущества, иначе как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права.
     Предыдущие положения не умаляют права государства обеспечивать выполнение таких законов, какие ему представляются необходимыми для осуществления контроля за использованием собственности в соответствии с общими интересами или для обеспечения уплаты налогов или других сборов или штрафов."


     22.  Правительство, в своих дополнительных возражениях от 30 августа и от 18 октября 2004г., поданных после решения Суда о приемлемости жалобы от 13 мая 2004г., настаивало на том, что заявитель должна была обжаловать бездействие судебного пристава и/или попытаться взыскать присужденные суммы с собственника больницы (местные органы власти), которые отвечали за долги больницы. Правительство не дало никаких комментариев по существу данного дела.
     23.  Суд напоминает, что он ранее рассмотрел и отклонил эти возражения Правительства в своем решении о приемлемости жалобы от 13 мая 2004г. Правительство не предоставило каких либо новых аргументов, которые должны гарантировать новое рассмотрение этих же вопросов. В любом случае, Суд повторяет что, согласно Правила 55 Регламента Суда, любое заявление о неприемлемости должно быть поднято государством-ответчиком в его письменных или устных возражениях о приемлемости жалобы, а не во время процедуры ее рассмотрения по существу (смотри совсем недавнее, Prokopovich v. Russia, № 58255/00, § 29, ECHR 2004-... (извлечения), с последующими ссылками). Возражение Правительства, следовательно, должно быть отклонено.
     24.  Возвращаясь к существу данного дела, Суд отмечает, что 21 февраля 2000г. заявитель получил решение суда в ее пользе в отношении муниципальной больницы. Поскольку решение суда не было обжаловано в установленный предельный срок, решение суда вступило в силу. Тем не менее, оно не исполнено до настоящего времени.
     25.  Суд отмечает, что должник в данном деле был муниципальным учреждением, которое принадлежало и финансировалось местными органами власти. Согласно установленному прецедентному праву органов Конвенции, учреждения местных органов власти являются государственными организациями в значении, что они действуют в соответствии законом и осуществляют свои публичные функции, наделенные им Конституцией и законами. Суд повторяет, что согласно международного права термин "государственная организация" не ограничивается только органами центрального Правительства. В случаях, где государственная власть децентрализована, она распространяется на любой национальный орган власти, который осуществляет публичные функции (смотри Gerasimova v. Russia (реш.), № 24669/02, 16 сентября 2004; смотри также Zhovner v. Ukraine, № 56848/00, § 37, 29 июня 2004; Piven v. Ukraine, № 56849/00, § 39, 29 июня 2004). Суд, следовательно, считает, что Государство было ответственным за долг, вытекающий из решения суда от 21 февраля 2000г.
     26.  Суд далее отмечает, что решение суда не исполнено, поскольку у больницы нет денежных средств, и согласно толкования применяемых законов, данных окружным отделом юстиции, взыскание долга из других средств было запрещено. Таким образом, заявитель был в безвыходном положении, так как она не могла получить долг по решению суда до тех пор, пока местные органы власти не перечислят необходимую сумму на банковский счет больницы. Тем не менее, не усматривается, что местные органы власти предприняли какие-либо меры, чтобы подчиняться решению суда. Фактически, решение суда осталось неисполненным до настоящего времени, что составляет более чем пять лет после его вынесения. Правительство не предложило какого-либо оправдания этому нарушению.
     27.  Суд часто устанавливал нарушения Статьи 6 § 1 Конвенции и Статьи 1 Протокола № 1 по делам, поднимающих вопросы, подобные в данном деле (смотри Gizzatova, процитировано выше, § 19 и далее; Wasserman v. Russia, № 15021/02, § 35 и далее, 18 ноября 2004; Zhovner and Piven, процитировано выше, § 37 и далее; Burdov, процитировано выше, § 34 и далее.).
     28.  Рассмотрев материалы дела, Суд отмечает, что Правительство не выдвинуло какой-либо факт или аргумент, способный убедить Суд прийти к другому выводу в данном деле. Обсудив прецедентное право по данной теме, Суд считает, что не исполняя в течение нескольких лет вступившее в силу решение суда, вынесенное в пользу заявителя, внутренние органы государственной власти лишили ее получения денег, которые она разумно ожидала получить.
     29.  Следовательно, были нарушения Статьи 6 Конвенции и Статьи 1 Протокола № 1.

     II.  ПРИМЕНЕНИЕ СТАТЬИ 41 КОНВЕНЦИИ

     30. Статья 41 Конвенции предусматривает:

     "Если Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне."

     A.  Ущерб

     31.  Что касается материального ущерба, заявитель предъявила сумму в соответствии с решением суда от 21 февраля 2000г., которая будет эквивалентна 10 000 долларов США ввиду сильной девальвации российской валюты в августе 1998г. Она далее предъявила 10 000 евро за моральный вред.
     32.  Правительство не комментировало эти требования.
     33.  Суд повторяет, что наиболее подходящая форма возмещения, что касается нарушения Статьи 6, необходимо проверить, что заявитель по возможности будет поставлен в положение, в котором требования Статьи 6 не будет проигнорировано, т.е. в исходное положение (смотри Piersack v. Belgium (Статья 50), постановление от 26 октября 1984, Серия А № 85, стр. 16, § 12; и, mutatis mutandis, Gencel v. Turkey, № 53431/99, § 27, 23 октября 2003). Суд отмечает, что исполнительное производство по данному делу было окончательно завершено в 2002г. и ни одна из сторон не указала на какую-либо возможность для его возобновления. Соответственно, исполнение решения суда от 21 февраля 2000г. больше невозможно. Это указывает на существование причинной связи между установленным нарушением и предполагаемым материальным ущербом. Тем не менее, отмечая тот факт, что решение суда было вынесено в 2000г., спустя почти два года после девальвации российской валюты в августе 1998г., Суд не видит причинную связь между установленным нарушением и требованием заявителя на эквивалент девальвации долга по решению суда в долларах США. Обсудив вышеуказанные соображения, Суд присуждает заявителю 2 109 евро в качестве материального ущерба, плюс любой налог, который может начислен на эту сумму.
     34.  Суд также соглашается, что заявитель понес страдания ввиду неисполнения органами государственной власти решения суда, вынесенного в ее пользу. Тем не менее, сумма, предъявленная за моральный вред, является чрезмерной. Суд принимается во внимание сумму и природу присужденного в данном деле, что это было компенсация за небрежное медицинское лечение, длинный период бездействия властей, и то, что решение суда не исполнено. Делая оценку на справедливой основе, Суд присуждает заявителю 4 000 евро за моральный вред, плюс любой налог, который может быть начислен на эту сумму.

     B.  Судебные расходы и издержки

     35.  Заявитель предъявила 200 евро за приобретение лекарств, 300 евро за юридическое представления в Суде, и 100 евро за секретарские и почтовые затраты.
     36.  Правительство не комментировало эти требования.
     37.  Согласно прецедентному праву Суда заявитель имеет право на возмещение своих издержек и затрат, только если он доказал, что они действительно и обязательно были понесены, и были разумными. Из договора об оказании юридических услуг от 27 октября 2003г. следует, что заявитель выплатила г-ну Карчевскому юридический гонорар в размере 150 евро, и затем 100 евро за секретарские затраты. Заявитель не представил документы в поддержку своих других требований. Соответственно, Суд присуждает ей 250 евро, что касается издержек и затрат, плюс любой налог, который может быть начислен на эту сумму.

     C.  Процентная ставка за просрочку платежа

     38.  Суд считает, что процентная ставка при просрочке платежей должна быть установлена в размере предельной годовой процентной ставки по займам Европейского центрального банка и плюс три процента.

     НА ЭТИХ ОСНОВАНИЯХ СУД ЕДИНОГЛАСНО

     1.  Постановил, что имело место нарушение Статьи 6 Конвенции;

     2.  Постановил, что имело место нарушение Статьи 1 Протокола № 1;

     3.  Постановил
     (a)  что государство-ответчик обязано в течение трех месяцев со дня вступления постановления в законную силу в соответствии со Статьей 44 § 2 Конвенции выплатить заявителю следующие суммы:
          (i)  2 109 евро (две тысячи сто девять евро) в качестве материального ущерба,
          (ii)  4 000 евро (четыре тысячи евро) в качестве морального вреда,
          (iii)  250 евро (двести пятьдесят евро) в качестве судебных расходов и издержек;
          (iv)  а также любой налог, который может быть начислен на вышеуказанные суммы;
     (b)  что по истечении вышеупомянутых трех месяцев, на присужденные суммы подлежит начислению простой процент в размере предельной годовой процентной ставки по займам Европейского центрального банка и плюс три процента;

     4.  Отклоняет остальные требования заявителя о справедливой компенсации.

     Совершено на английском языке и уведомление о Постановлении направлено в письменном виде 21 июля 2005 года в соответствии с §§  2 и 3 Правила 77 Регламента Суда.

Santiago QUESADA

Christos ROZAKIS

Заместитель Секретаря Секции Суда

Председатель