ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА

ПЕРВАЯ СЕКЦИЯ


РЕШЕНИЕ

ОТНОСИТЕЛЬНО ПРИЕМЛЕМОСТИ


Жалоба № 69582/01
Александр САРДИН
против России


     Европейский Суд по правам человека (Первая Секция), заседая 12 февраля 2004 года Палатой в составе:
     P. LORENZEN, Председатель,
     F. TULKENS,
     N. VAJIC,
     E. LEVITS,
     S. BOTOUCHAROVA,
     A. KOVLER,
     V. ZAGREBELSKY, судьи,
     и S. Nielsen, Секретарь Секции Суда,
     Рассмотрел вышеуказанную жалобу, поданную 15 марта 2001 г.,
     Обсудив, решает следующим образом:

     ФАКТЫ

     Заявитель, Александр Петрович Сардин, гражданин России, 1947 г.р., проживающий в г. Омске.

     A. Обстоятельства дела

     Обстоятельства дела, как представлено заявителем, могут быть изложены в итоге следующим образом.
     С мая 1968 г. по сентябрь 1969 г. заявитель исполнял обязанности военной службы в районе ядерных испытаний на Семипалатинском полигоне. 25 мая 1998 г. Министерство обороны Казахстана выдало заявителю удостоверение, подтверждающее, что он был подвергнут радиационному воздействию в период военной службы.
     В 1998 г. и 1999 г. заявитель безуспешно обращался в различные российские органы государственной власти, чтобы получить статус жертвы ядерных испытаний на Семипалатинском полигоне.
     В октябре 1999 г. заявитель подал гражданский иск к Управлению социальной защиты населения Администрации Омской области ("Управление"). Он оспаривал отказ Управления выдать ему удостоверение для граждан, которые были подвергнуты радиационному воздействию вследствие ядерных испытаний на Семипалатинском полигоне ("удостоверение Семипалатинца").
     23 марта 2000 г. Центральный районный суд г. Омска удовлетворил иск заявителя и обязал Управление выдать ему удостоверение Семипалатинца, подтверждающим его право на определенные пособия по социальному обеспечению. Управление решение суда не обжаловало и решение суда вступило в законную силу 3 апреля 2000 г.
     20 июня 2000 г. судебные исполнители возбудили исполнительное производство.
     Управление не исполняло решение суда и обратилось в прокуратуру Омской области с просьбой вынести протест в порядке надзора.
     6 июля 2000 г. Прокурор Омской области вынес постановление о приостановлении исполнительное производство и внес протест в порядке надзора в Президиум Омского областного суда. Прокурор в протесте указал, что населенный пункт, где служил заявитель, не был включен в российский Перечень населенных пунктов, которые пострадали от радиационного воздействия, а законодательство Казахстана не может применяться по аналогии.
     20 июля 2000 г. заявитель получил судебную повестку с уведомлением, что слушание протеста прокурора назначено на 1 августа 2000 г. Заявитель сообщает, что 25 июля 2000 г. он подал письменные возражения, но они не были приняты, но ему было обещано, что ему будет дано время для устного выступления.
     1 августа 2000 г. Президиум Омского областного суда провел слушание. По утверждению заявителя его представителям не была предоставлена возможность выступить в суде, а письменные возражения были приняты секретарем суда после того, как слушание завершилось. Президиум Омского областного суда в порядке судебного надзора отменил решение суда от 23 марта 2000 г. в связи с нарушением норм материального и процессуального права и вернул дело на новое рассмотрение.
     26 сентября 2000 г. Центральный районный суд г. Омска провел новое рассмотрение иска заявителя к Управлению и отклонил иск, так как согласно российского законодательства для этого не было никаких оснований.
     31 января 2001 г. Гражданская коллегия Омского областного суда отклонила жалобу заявителя и оставила в силе решение суда от 26 сентября 2000 г.

     B. Уместное внутригосударственное право

     Закон "О социальной защите граждан, подвергшихся радиационному воздействию вследствие ядерных испытаний на Семипалатинском полигоне" (№ 149-ФЗ от 19.08.1995), который действовал в то время, гарантировал, что ряд льгот и компенсаций, установленные для жертв Чернобыля, распространяются на граждан, которые проживали в районах вблизи Семипалатинского полигона и на их детей первого и второго поколения. Статьи 2 и 3 определяют, что объем льгот и компенсаций зависит от уровня радиоактивного воздействия. Эти льготы и привилегии включали, в частности, бесплатное лечение, бесплатное медицинское страхование, субсидии на жилье, специальные платежи, чтобы компенсировать утраченные заработки, льготы по трудовому законодательству, и т.п.
     Согласно статьи 5 удостоверения Семипалатинца являются документами, подтверждающими право человека на льготы и компенсации установленные Законом.

     ЖАЛОБЫ

     1.  Заявитель жалуется ссылаясь на Статью 6 § 1 Конвенции об отмене вступившего в силу решения суда вынесенного в его пользу. Согласно той же статьи заявитель жалуется на несправедливость судебного разбирательства в его гражданском процессе к Управлению в том, что внутренние суды несправедливо истолковали закон о социальной защите граждан, пострадавших от ядерных испытаний на Семипалатинском полигоне.
     2.  Заявитель жалуется ссылаясь на Статью 1 Протокола № 1 к Конвенции о лишении его преимуществ, на которые он должен иметь право как жертва ядерных испытаний в Семипалатинске. Он также утверждает, что отклонение его судебного иска к Управлению лишило его бесплатного лечения и других льгот и компенсаций.
     3.  Заявитель жалуется, ссылаясь на Статьи 13 и 14 Конвенции, что у него не было эффективного средства защиты, что касается его гражданского иска к Управлению, и на нарушение принципа равноправия сторон в ходе судебного разбирательства.

     ЗАКОН

     1.  Заявитель жалуется ссылаясь на Статью 6 § 1 Конвенции и Статью 1 Протокола № 1, что решение Президиума Омского областного суда от 1 августа 2000 г., об отмене решения суда от 23 марта 2000 г. и возврате дела на новое рассмотрение нарушило его право на справедливое судебное разбирательство и лишило его результатов судебного дела. Статья 6 § 1 Конвенции в применимой части гарантирует следующее:

     "Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях … имеет право на справедливое … разбирательство … судом, созданным на основании закона..."

      Статья  1 Протокола №  1 в применимой части гарантирует следующее:

     "Каждое физическое или юридическое лицо имеет право на уважение своей собственности. Никто не может быть лишен своего имущества, иначе как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права..."

     Вопрос возникает следующий, является ли судебное разбирательство относительно установления статуса заявителя как жертвы ядерных испытаний определением его "гражданских" прав по смыслу установленному Статьей 6 Конвенции (Бурков против России (реш.), № 46671/99, от 30.01.2001). Однако, Суд полагает необязательным определять этот вопрос как часть жалобы и он должен быть отклонен в любом случае по следующей причине.
     Суд напоминает, что согласно его прецедентного права отмена вышестоящим судом в порядке судебного надзора по протесту прокурора или иного Государственного должностного лица, решения суда, вступившего в законную силу и ставшего обязательным, считается иллюзорным правом на доступ к суду и нарушает принцип законной уверенности (см. Brumarescu v. Romania [GC], № 28342/95, § 62, ECHR 1999-VII; Рябых против России, № 52854/99, §§ 56-58, от 24.07.2003). Кроме того, отмена такого решения суда после того, как оно вступило в законную силу без права на обжалование, является нарушением права на беспрепятственное пользование частной собственностью (смотри Brumarescu v. Romania, процитировано выше, § 74; Рябых против России, процитировано выше, § 61). Суд далее отмечает, что отмена вступившего в силу решения суда, это акт немедленного действия, и не создает возможности продолжения дела, даже если в результате этой отмены дело возвращено на новое разбирательство, как в данном деле (смотри, Voloshchuk v. Ukraine (реш.), № 51394/99, 14.10.2003).
     Суд напоминает, что, в соответствии с Статьей 35 § 1 Конвенции, он имеет право рассматривать только те жалобы, относительно которых были исчерпаны все внутренние средства правовой защиты и которые поданы в течение шести месяцев с даты "окончательного" внутреннего решения. Если нет требуемого средства против конкретного действия, которое предполагается заявителем как нарушение Конвенции, дата когда этот акт произошел, должен быть "окончательным" по правилу шести месяцев (см., например, Valasinas v. Lithuania (реш.), № 44558/98, 14.03.2000).
     Суд отмечает, что в то время российский гражданской процессуальный закон не предусматривал подачи обычной жалобы на постановления принятые в порядке надзора Президиумом областного суда или Президиум Верховного Суда Российской Федерации. Такое постановление могло быть впоследствии отменено в порядке надзора нового судопроизводства и первичное решение суда могло бы быть восстановлено. Тем не менее, новый круг судопроизводства в порядке судебного надзора не мог быть начат по ходатайству сторон, а такая возможность зависела только от осуществления дискреционных полномочий Государственного должностного лица. В любом случае Суд полагает, что любые последующие попытки провести надзорное рассмотрение дела, которое стало окончательным решением и которое было позже отменено, не соответствуют принципу законной уверенности (см. Рябых против России (реш.), № 52854/99, 21.02.2002).
     По признаку отсутствии эффективных средств правовой защиты Суд, приходит к выводу, что день вынесения постановления Президиума Омского областного суда, отменившее вступившее в силу решение районного суда от 23 марта 2000 г., и есть начало отсчета шестимесячного периода времени для подачи этой части жалобы в Европейский Суд. В данном деле, вступившее в силу решение суда было отменено Президиумом Омского областного суда 1 августа 2000 г., а заявитель подал свою жалобу в Европейский Суд 15 марта 2001 г. Ничто в заявлении заявителя не указывает на то, что он не был немедленно осведомлен о постановлении Президиума, особенно учитывая тот факт, что его представитель присутствовал на судебном слушании.
     Из этого следует, что эта часть жалобы подана с нарушением правила 6-ти месячного срока и должна быть отклонена в соответствии со Статьей 35 §§ 1 и 4 Конвенции.

     2.  Заявитель жалуется, ссылаясь на те же статьи Конвенции, что при новом рассмотрении его дела, следующего за постановлением Президиума Омского областного суда от 1 августа 2000 г., внутренние суды дали неверное толкование Семипалатинского закона и в результате этого он лишился определенных медицинских благ и пособий по социальному обеспечению, на которые, как он полагал, он имел право.
     Даже допуская, что Статья 6 Конвенции, в части гарантий судебного разбирательства гражданско-правового спора, применима к данному судебному разбирательству, Суд напоминает, что она не предназначена для того, чтобы изучать предполагаемые ошибки фактов и права, совершенные внутренними судами до тех пор, пока не представлены доказательства о несправедливости судебного разбирательства, или, что вынесенные решения могут считаться произвольными. На основе материалов поданных заявителем, Суд отмечает, что заявитель был в состоянии привести все необходимые доводы в защиту своих интересов и судебные органы дали им надлежащую оценку.
     Что касается жалобы заявителя о предполагаемом лишении его медицинских и других благ, Суд напоминает, что Статья 1 Протокола № 1 не гарантирует право приобретать собственность (см. Marckx v. Belgium, постановление от 13.06.1979, Серия А № 31, стр.23, § 50; Van der Mussele v. Belgium, постановление от 23.11.1983, Серия А № 70, стр.23, § 48) и, следовательно, она не может расцениваться как гарантия благоприятного результата судебного дела о пособиях по социальному обеспечению.
     Из этого следует, что эта жалоба явно необоснованная и должна быть отклонена в соответствии со Статьей 35 §§ 3 и 4 Конвенции.

     3.  Наконец, Суд изучил жалобы заявителя по Статьям 13 и 14 Конвенции. Суд отмечает, что заявитель получил благоприятный результат своего гражданского иска к Управлению и, следовательно, у него имелось эффективное внутреннее средство правовой защиты по Статьей 13 Конвенции. Что касается жалобы по Статье 14 Конвенции, заявитель не предоставил каких либо доказательств в поддержку его претензии о дискриминации.
     Из этого следует, что эти жалобы явно необоснованные и должны быть отклонены в соответствии со Статьей 35 §§ 3 и 4 Конвенции.

     По этим причинам, Суд единогласно

     Объявляет данную жалобу неприемлемой.

Soren NIELSEN

Peer LORENZEN

Секретарь Секции Суда

Председатель