ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА

ПЕРВАЯ СЕКЦИЯ


ДЕЛО
РЯКИБ БИРЮКОВ ПРОТИВ РОССИИ

Жалоба № 14810/02


ПОСТАНОВЛЕНИЕ

СТРАСБУРГ

17 января 2008


ВСТУПИЛО В ЗАКОННУЮ СИЛУ

7 июля 2008


     В деле Рякиб Бирюков против России,
     Европейский Суд по правам человека (Первая секция), заседая Палатой в составе:
     Christos Rozakis, Председатель
     Nina Vajic,
     Anatoli Kovler,
     Elisabeth Steiner,
     Khanlar Hajiyev,
     Dean Spielmann,
     Sverre Erik Jebens, судьи
     и Soren NIELSEN, Секретарь Секции Суда

     Заседая за закрытыми дверями 22 ноября и 11 декабря 2007г.,
     Вынес, принятое в последнюю вышеупомянутую дату, следующее Постановление:

     ПРОЦЕДУРА

     1.  Дело было инициировано жалобой (№ 14810/02), поданной в Европейский Суд против Российской Федерации гражданином России Рякибом Исмаиловичем Бирюковым ("заявитель") 31 января 2002г. в соответствии со Статьей 34 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод ("Конвенция").
     2.  Интересы заявителя в Суде представлял А. Чеботаренко, адвокат, практикующий в Тольятти. Российское государство ("Правительство") в Суде представлял Уполномоченный Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека П. Лаптев.
     3. Заявитель жаловался, что требование о публичном провозглашении решения суда, гарантированное Статьей 6 Конвенции, было нарушено в его гражданском деле.
     4.  Решением от 24 ноября 2005г. Суд объявил жалобу частично приемлемой.

     ФАКТЫ

     ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА

     5.  Заявитель - 1977г.р. и проживает в г. Тольятти, Самарской обл.
     6.  В мае 1999г. заявитель пострадал в автодорожной аварии. В частности, была повреждена его рука. Сразу же после как аварии он был доставлен в больницу, где ему была оказан первая медицинская помощь. Спустя несколько дней ему ампутировали руку.
     7.  В октябре 1999г. заявитель предъявил гражданский иск о взыскании ущерба к больнице в Николаевский районный суд Ульяновской области. Он утверждал, что медицинский персонал больницы не обеспечивал его соответствующим медицинским уходом, и что их небрежное лечение привело к ампутации его руки.
     8.  2 апреля 2001г. суд рассмотрел дело в открытом судебном заседании, в котором участвовали заявитель, его представитель и ответчик. Суд выслушал стороны, свидетелей, и изучил другие доказательства.
     9.  В конце судебного заседания суд огласил следующую резолютивную часть решения суда:

     "2 апреля 2001г. Николаевский районный суд, в составе ..., рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело, по иску Бирюкова Рякиба Исмаиловича к Николаевской [больнице] о взыскании компенсации за вред здоровью, в соответствии со статьей 1064 [Гражданского Кодекса РФ] и руководствуясь статьями 14, 50, 191, 194-197 [Гражданского процессуального кодекса РСФСР],
     решил:
     В удовлетворении исковых требований Бирюкова Рякиба Исмаиловича к Николаевской центральной районной больнице Ульяновской области о взыскании компенсации за вред здоровью - отказать.
     Решение может быть обжаловано или опротестовано в Ульяновский областной суд через Николаевский районный суд в течение 10 дней."


     10.  Копия решения суда в окончательной форме было выслана заявителю 6 апреля 2001г. В нем было указано, что согласно статьи 1064 Гражданского кодекса, вред, причиненный личности или имуществу гражданина, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред. После описания доказательств изученных судом, решение суда содержало вывод суда, что не было никакого небрежного лечения со стороны персонала больницы, и не было никакой причинной связи между лечением и ампутацией руки заявителя. По этим основаниям требования заявителя были отклонены.
     11.  Заявитель обжаловал решение суда, среди прочего, на том основании, что районный суд не огласил полный текст решения суда в судебном заседании.
     12.  3 июля 2001г. Ульяновский областной суд рассмотрел дело по кассационной жалобе в открытом судебном заседании. Заслушав стороны, он отклонил кассационную жалобу заявителя и оставил без изменения решение суда. Он отметил, что огласив резолютивную часть решения суда в судебном заседании и предоставив заявителю копию решения суда в окончательной форме в пределах установленного предельного срока районный суд действовал в полном соответствии Гражданским процессуальным кодексом, а именно - статьей 203.
     13.  По утверждению Правительства, областной суд огласил резолютивную часть своего решения в судебном заседании в присутствии заявителя, а позднее выслал копию своего решения в окончательной форме заявителю.

     II.  ПРИМЕНИМОЕ НАЦИОНАЛЬНОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО

     A.  Решения суда

     14.  Статья 9 Гражданского процессуального кодекса от 1964г. ("ГПК"), действовавшего в то время, предусматривала:

     "... Решения судов во всех случаях провозглашаются публично."

     15.  Статья 203 Кодекса гласила:

     "Решение выносится немедленно после разбирательства дела. В исключительных случаях по особо сложным делам составление мотивированного решения может быть отложено на срок не более трех дней, но резолютивную часть решения суд должен объявить в том же заседании, в котором закончилось разбирательство дела. Одновременно суд объявляет, когда лица, участвующие в деле, и представители могут ознакомиться с мотивированным решением. Объявленная резолютивная часть решения должна быть подписана всеми судьями и приобщена к делу."

     16.  Согласно статьи 197 Кодекса, решения суда должны включать вводную часть (время и место вынесения решения, наименование и состав суда, вынесшего решение, секретарь судебного заседания, стороны по делу, предмет спора, и т.п..), описательную часть (требования истца и возражения сторон), мотивировочную часть (обстоятельства дела, установленные судом, доказательства, на которых основаны выводы суда, доводы, по которым суд отвергает те или иные  доказательства, законы, которыми руководствовался суд) и резолютивную часть (вывод суда об удовлетворении иска или об отказе в иске, указание на распределение судебных расходов, и указание на срок и порядок обжалования решения).
     17.  Согласно статьи 213 Кодекса, сторонам по делу и другим лицам, участвующим в деле, не явившимся в судебное заседание, высылаются копии судебных решений. Лицам, явившимся в судебное заседание и участвовавшим в рассмотрении дела, копии решения выдаются по их просьбе (пункт 18 Постановления Пленума ВС СССР № 7 от 9 июля 1982г. "О судебном решении").
     18.  Согласно статьи 301 Кодекса, рассмотрение дела в кассационной инстанции начинается докладом одного из членов суда, который излагает обстоятельства дела, содержание решения суда первой инстанции, доводы кассационной жалобы и поступивших на них объяснений, содержание представленных в суд новых письменных материалов, а также сообщает иные данные, которые необходимо рассмотреть суду для проверки правильности решения.

     B.  Доступ к материалам дела

     19.  Согласно статей 30 и 31 Федерального закона от 31.12.1996г. № 1-ФКЗ "О судебной системе Российской Федерации" и статьей 1 и 6 Федерального закона от 08.01.1998 № 7-ФЗ "О Судебном департаменте при Верховном Суде", Судебный департамент при Верховном Суде обеспечивает организационное обеспечение деятельности областных и районных судов. В частности, он организует делопроизводство и работу архивов судов. Таким образом в то время делопроизводство в районном суде регулировалось Приказом Судебного департамента № 8 от 29 января 1999г.
     20.  Пункт 181 этого Приказа устанавливал исчерпывающий список лиц, которые могли ознакомиться с материалами дела в помещении суда. Список был ограничен сторонами процесса, их представителями, другими лицами, участвующими в процессе, судьями и другими ответственными работниками вышестоящих судов, прокурором и работниками системы Судебного департамента.
     21.  Пункт 184 этого Приказа устанавливал исчерпывающий список лиц, которым могли быть выданы, по усмотрению председателя суда или судьи, копии документов из материалов дела. Этот список включал стороны гражданского дела, подсудимый, осужденный, оправданный, потерпевший, и их представители.
     22.  Окончательным определением от 3 апреля 2003г. Верховный Суд РФ отказался рассматривать жалобу, поданную двумя гражданами, которые требовали признать Приказ незаконным. Он постановил, что Приказ, как документ, который затрагивает права и свободы человека, а также обязанности, не был зарегистрирован в Министерстве юстиции РФ, и не был официально опубликован, и поэтому он не мог считаться документом, изданным федеральным органом власти, проверка законности которого находится в юрисдикции Верховного Суда.
     23.  Приказ Судебного департамента № 169 от 28 декабря 1999г. (пункты 16.1 и 16.4), касающийся областных судов, а новый Приказ Судебного департамента № 36 от 29 апреля 2003г. (пункты 12.1 и 12.4), касающийся районных судов, которые в настоящему время являются действующими, содержат нормы идентичные пунктам 181 и 184 вышеуказанного Приказа № 8 от 29 января 1999г.
     24.  Новый приказ № 36 относительно районных судов и Приказ № 169 относительно областных судов были обжалованы в Верховный Суд журналистом, который утверждал, что эти приказы нарушали принципы открытого и публичного отправления правосудия в том, что они ограничили публичный доступ к решениям суда и другим документам судебного дела. В своем решении от 2 ноября 2004г. Верховный Суд установил, что Приказ полностью соответствует Гражданскому процессуальному кодексу от 2002г. и Уголовно процессуальному кодексу, которые давали право знакомиться с материалами дела и получать копии решений суда и других документов только участникам судебного процесса. Он отметил, что журналисты могли иметь доступ к материалам дела в пределах и в порядке установленном соответствующим законодательством. Журналист утверждал, что существующий порядок не гарантировал свободный доступ документам суда, и что отдельные работники судов препятствовали журналистам на осуществление их право на доступ к информации. Суд ответил, что в таких ситуациях журналист был вправе обжаловать в суд. Суд отклонил жалобу. 13 января 2005г. это решение суда было оставлено без изменения Кассационной коллегией Верховного Суда.

     C.  Другие нормы права

     25.  Согласно Закона № 2124-1 "О средствах массовой информации" от 27 декабря 1997г. (статьи 40 и 58), ограничения в доступе журналистов к информации не допускается и влечет за собой ответственность, ограничение сохраняется в случаях касающихся государственной тайны, коммерческой тайны, иной специально охраняемой законом тайны.
     26.  Согласно Закона № 24-ФЗ "Об информации, информатизации и защите информации" от 20 февраля 1995 года, действовавшего в то время и Указа Президента РФ № 188 от 6 марта 1997г. информация о фактах, событиях и обстоятельствах личной жизни, которые делают возможным идентифицировать это лицо, является конфиденциальной. Согласно Указу, конфиденциальная информация также включает информацию, содержащей тайну следствия и судопроизводства, служебную, профессиональную (медицинская тайна, адвокатская тайна, и т.п.), и коммерческая тайна.
     27.  Статья 1064 Гражданского Кодекса РФ предусматривает:

     Статья 1064.  Общие основания ответственности за причинение вреда
     "1.  Вред, причиненный личности или имуществу гражданина … подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.
     Законом обязанность возмещения вреда может быть возложена на лицо, не являющееся причинителем вреда.
     Законом или договором может быть установлена обязанность причинителя вреда выплатить потерпевшим компенсацию сверх возмещения вреда.
     2.  Лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине. Законом может быть предусмотрено возмещение вреда и при отсутствии вины причинителя вреда.
     3.  Вред, причиненный правомерными действиями, подлежит возмещению в случаях, предусмотренных законом.
     В возмещении вреда может быть отказано, если вред причинен по просьбе или с согласия потерпевшего, а действия причинителя вреда не нарушают нравственные принципы общества."


     ПРАВО

     I.  ПРЕДПОЛАГАЕМОЕ НАРУШЕНИЕ СТАТЬИ 6 § 1 КОНВЕНЦИИ

     28.  Заявитель жаловался, что мотивированное решение суда в его деле не было "оглашено публично", как того требует Статья 6 § 1 Конвенции, которая в соответствующей части предусматривает:

     "Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях ... имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела ... судом, созданным на основании закона. Судебное решение объявляется публично, однако пресса и публика могут не допускаться на судебные заседания в течение всего процесса или его части по соображениям морали, общественного порядка или национальной безопасности в демократическом обществе, а также когда того требуют интересы несовершеннолетних или для защиты частной жизни сторон, или - в той мере, в какой это, по мнению суда, строго необходимо - при особых обстоятельствах, когда гласность нарушала бы интересы правосудия."

     29.  Правительство возражало. Оно утверждало, что резолютивная часть решения Николаевского районного суда от 2 апреля 2001г. было провозглашено публично в судебном заседании в присутствии заявителя. Изготовление решения суда в окончательной форме могло бы отложено на три дня в соответствии со статьей 203 Гражданского процессуального кодекса, действовавшего в то время. Копия решения суда в окончательной форме было выдано заявителю. Резолютивная часть кассационного определения Ульяновского областного суда была оглашена в присутствии заявителя, а копия этого определения в окончательной форме была выдана ему позднее.

     A.  Общие принципы

     30.  Суд напоминает, что публичный характер судебного разбирательства защищает стороны судебного процесса от отправления правосудия в режиме секретности и без общественного контроля; что также является одним из средств, посредством которого поддерживается доверие к нижестоящим и вышестоящим судам. Когда отправление правосудия осуществляется открыто, то гласность способствует достижению цели Статьи 6 § 1, а именно: справедливое судебное разбирательство, гарантия одного из фундаментальных принципов любого демократического общества по смыслу Конвенции (смотри Pretto and Others v. Italy, постановление от 8 декабря 1983, Серии A № 71, стр. 11, § 21, и Axen v. Germany, постановление от 8 декабря 1983, Серии A № 72, стр. 12, § 25).
     31.  Высокие Договаривающиеся Государства пользуются значительной свободой при выборе соответствующих средств, чтобы гарантировать, что их юридические системы соответствовали требованиям Статьи 6 Конвенции (смотри Hadjianastassiou v. Greece, постановление от 16 декабря 1992, Серии A № 252, стр. 16, § 33).
     32.  Суд постановил, что касается требования публичного провозглашения судебных решений, что в каждом случае форма гласности, придаваемая "решению" по внутреннему закону Государства-ответчика, должна быть оценена в свете специальных характеристик судебного разбирательства, о котором идет речь, принимая во внимание их полноту, и ссылку на предмет и цель Статьи 6 § 1 (смотри Pretto and Others, процитировано выше, § 26; Axen, процитировано выше, § 31; и Sutter v. Switzerland, постановление от 22 февраля 1984, Серии A № 74, стр. 14, § 33).
     33.  Бывшая Комиссия объявила неприемлемой жалобу в том, что решение суда не было провозглашено публично в уголовном деле, так как в открытом заседании был зачитан только приговор, а мотивация впоследствии была представлена в секретариат. Комиссия отметила, что это было "стандартной практикой Государств - участников Конвенции, что мотивировка решений по уголовным делам часто подписывалась позднее, а в открытом судебном заседании оглашался только сам приговор". Она в частности обратила внимание на то, что приговор, который оглашался в открытом заседании, содержал преступления, в которым обвинялись заявители, установление вины, решение о наличии отягчающих вину обстоятельств, и меру наказания, наложенную на заявителей. Комиссия постановила, что "оглашенное в суде решение, несмотря на его краткую природу, было достаточно явным, и отвечало требованиям Статьи 6 (1) Конвенции" (смотри Crociani and Others v. Italy, №№ 8603/79 и 8729/79, решение Комиссии от 18 декабря 1980, Сборник Решений 22, стр. 228).
     34.  Суд в нескольких случаях оценивал ситуации, в которых решения вышестоящих судов, отклонивших жалобы на основании закона, не были оглашены в открытом судебном заседании. При установлении отсутствия нарушения Статьи 6 § 1 Суд обращал, в частности, внимание на стадию судебного разбирательства и роль суда, о котором идет речь, который был ограничен только вопросами права, и на их решения, которые сделали решения нижестоящих судов окончательными, и ничего не изменили по сути для заявителей. Учитывая эти доводы, Суд установил, что требование публичного оглашения судебных решений было удовлетворено, где полный текст решения сданного в канцелярию суда был доступен для всех (смотри Pretto and Others, процитировано выше, § 26), или когда суд провел публичное судебное заседание, а решения нижестоящих судов были оглашены в открытом суде (смотри Axen, процитировано выше, § 32), или где любое заинтересованное лицо могло получить полный текст решения суда, наиболее важные решения из которых впоследствии были опубликованы в официальном издании (смотри Sutter, процитировано выше, стр. 14, § 34).
     35.  Суд не устанавливал никакого нарушения, когда суд первой инстанции провел публичное заседание, но не огласил свое решение публично, но кассационный суд вынес свое решение, которое содержало краткое изложение решения суда первой инстанции, и сделал решение окончательным публично (смотри Lamanna v. Austria, № 28923/95, §§ 33-34, 10 июля 2001).
     36.  Требование публичного оглашения решений считалось нарушенным, когда решения судов обоих уровней юрисдикции, в которых дело относительно компенсации за задержку было проведено приватно, не были вынесены публично, и не были иным способом доступны общественности (смотри Werner v. Austria, постановление от 24 ноября 1997, Сборник Постановлений и Решений 1997-VII, §§ 56-60). Наконец, в деле, в котором отправление правосудия в открытом заседании будет неоправданным, обеспечение доступа к материалам дела лицам, имеющим законный интерес к делу, и публикация решений с извлечениями, по большей части кассационных судов или Верховного Суда, было постановлено не удовлетворяющим требованию гласности, о котором идет речь (смотри Moser v. Austria, № 12643/02, § 103, 21 сентября 2006).
     37.  Наконец, Суд повторяет, что "в демократическом обществе по смыслу Конвенции, право на справедливое отправление правосудия имеет такое значительное место, что ограничительное толкование Статьи 6 (1) не будет соответствовать цели и предназначению этой нормы" (смотри Delcourt v. Belgium, постановление от 17 января 1970, Сери A № 11, стр. 15, § 25).

     B.  Применение в настоящем деле

     38.  В настоящем деле Николаевский районный суд, действующий в качестве суда первой инстанции, рассмотрел дело заявителя по существу в открытом судебном заседании. В конце заседания суд огласил резолютивную часть решения, которым требования заявителя были отклонены со ссылкой на статью 1064 Гражданского кодекса (смотри пункты 9, 16 и 27 выше). Мотивированное решение было выдано заявителю позже (смотри пункт 10 выше).
     39.  Задача Суда в настоящем деле, следовательно, отличается от его предыдущих дел. Суд должен решить, отвечало ли требованиям Статьи 6 § 1 оглашение только резолютивной части решения в открытом суде в гражданском деле заявителя. При этом Суд должен изучить, как вышеупомянутые принципы, установленные в прецедентном праве Суда по данному предмету, предлагают, имела ли общественность доступ к мотивированному решению в деле заявителя иными средствами, нежели оглашение в открытом суде, и, если так, рассмотреть модальность формы гласности, вынесенному мотивированному решению, чтобы гарантировать его публичный контроль.
     40.  Суд вначале отмечает, что жалоба заявителя о не оглашении Николаевским районным судом мотивированного решения в судебном заседании было рассмотрено по кассационной жалобе Ульяновским областным судом. Кассационный суд отклонил жалобу, полагая, что районный суд действовал в полном соответствии со статьей 203 Гражданского процессуального кодекса, которая позволяла судам в исключительно сложных случаях огласить только резолютивную часть решения в заседании, а составить мотивированное решение позже. Публичное оглашение кассационного определения было также ограничено резолютивной частью (смотри пункт 13 выше).
     41.  Правительство не предложило, что гласность решения была гарантирована иными средствами, чем его оглашение вслух. Оценка Суда внутренней юридической ситуации того времени не идентифицирует какую-либо возможность.
     42.  Таким образом, статья 203 Гражданского процессуального кодекса, на которую кассационный суд во внутреннем судопроизводстве и Правительство в настоящем судопроизводстве ссылаются, упоминает только участников процесса и их представителей как лиц, имеющих право знакомиться с мотивированным решением, изготовленным после публичного оглашения резолютивной части (смотри пункт 15 выше). Обязательство получить копию решения было также ограничено сторонами и другими участниками процесса (смотри пункт 17 выше). Что касается передачи судебных решений в канцелярию суда, соответствующие правила ограничивали общественный доступ к текстам решений. Такой доступ обычно предоставлялся только сторонам и другим участникам процесса (смотри пункты 19-24 выше).
     43.  Из этого следует, что причины, на которых районный суд основал решение по существу дела (смотри пункт 10 выше), за исключением ссылки на статью 1064 Гражданского кодекса, не были доступны общественности.
     44.  Статья 1064 Гражданского кодекса устанавливала общие основания, вызывающие ответственность за нанесение вреда (смотри пункт 27 выше). Резолютивная часть решения не содержала никакого указания, что касается примененного принципа взятого из статьи 1064, и таким образом не информировала тех граждан, у которых не было соответствующего юридического знания.
     45.  Суд считает, что вопрос, преследуемый Статьей 6 § 1 в этом контексте, а именно: гарантировать контроль правосудия общественностью для сохранения права на справедливое судебное разбирательство - не был достигнут в настоящем деле, в котором мотивы, которые должны были сделать возможным понять, почему требования заявителя были отклонены, - не были доступны публике.
     46.  Суд считает, что было нарушение Статьи 6 § 1 в том, что Государство не подчинилось требованию гласности судебных решений.

     II.  ПРИМЕНЕНИЕ СТАТЬИ 41 КОНВЕНЦИИ

     47.  Статья 41 Конвенции предусматривает:

     "Если Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне."

     A.  Ущерб

     48.  Заявитель требовал 679894,64 рублей (руб.) в качестве утраченной заработной платы в результате его инвалидности и 60000 руб. в качестве стоимости протеза руки. Он также требовал 150000 долларов США, что касается морального вреда, вызванного физическим и умственным страданием, вытекающее из его инвалидности и безработицы.
     49.  Правительство утверждало, что не было никакой причинной связи между требованиями заявителя и предполагаемым нарушением Конвенции, и что установление нарушения должно, следовательно, составить достаточную справедливую компенсацию.
     50.  Суд отмечает, что нет причинной связи между обжалуемым нарушением Конвенции и предполагаемым материальным ущербом. Что касается возможного морального вреда, Суд считает, что он будет достаточно компенсирован установлением нарушения Статьи 6 § 1.

     B.  Судебные расходы и издержки

     51.  Так как заявитель не предъявил требований по судебным расходам и издержкам, то Суд ничего не присуждает по этому основанию.

     НА ЭТИХ ОСНОВАНИЯХ СУД ЕДИНОГЛАСНО

     1.  Постановил, что имело место нарушение Статьи 6 § 1 Конвенции;

     2.  Постановил, что установление нарушения само по себе составляет достаточную справедливую компенсацию за моральный вред, понесенный заявителем;

     3.  Отклоняет остальные требования заявителя о справедливой компенсации.

     Совершено на английском языке и уведомление о Постановлении направлено в письменном виде 17 января 2008 года в соответствии с §§  2 и 3 Правила 77 Регламента Суда.

Soren Nielsen

Christos Rozakis

Секретарь Секции Суда

Председатель Палаты