ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА

ПЕРВАЯ СЕКЦИЯ


ДЕЛО
ХАРИТИЧ ПРОТИВ РОССИИ

Жалоба № 21268/04


ПОСТАНОВЛЕНИЕ

СТРАСБУРГ

6 декабря 2007


ВСТУПИЛО В ЗАКОННУЮ СИЛУ

6 марта 2008


     В деле Харитич против России,
     Европейский Суд по правам человека (Первая секция), заседая Палатой в составе:
     C.L. ROZAKIS, Председатель
     L. LOUCAIDES,
     N. VAJIC,
     A. KOVLER,
     E. STEINER,
     K. HAJIYEV,
     G. MALINVERNI
     и S. NIELSEN, Секретарь Секции Суда

     Заседая за закрытыми дверями 15 ноября 2007г.,
     Вынес, принятое в тот же день, следующее Постановление:

     ПРОЦЕДУРА

     1.  Дело было инициировано жалобой (№ 21268/04), поданной в Европейский Суд против Российской Федерации гражданином России Алексеем Николаевичем Харитич ("заявитель") 13 мая 2004г. в соответствии со Статьей 34 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод ("Конвенция").
     2.  Российское государство ("Правительство") в Суде представлял П. Лаптев, Уполномоченный Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека.
     3.  4 ноября 2005г. Суд решил уведомить об этой жалобе Правительство РФ. В соответствии со Статьей 29 § 3 Конвенции Суд решил рассмотреть жалобу на приемлемость и по существу одновременно.

     ФАКТЫ

     I.  ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА

     4.  Заявитель - 1962 г.р., и проживает в г. Санкт-Петербург.
     5.  Он предъявил иск к Комитету финансового управления Администрации Омской области о взыскании денежной суммы по долговым облигациям, выпущенных Омской областью.
     6.  Решением от 24 июля 2000г. Куйбышевский районный суд г. Санкт-Петербурга удовлетворил иск заявителя и присудил ему 32 613,33 российских рублей (руб.). Эта сумма включала в себя основной долг 23 200 руб., процентную ставку в сумме 9 357,33 руб., и судебные издержки в сумме 56 руб. Решение не было обжаловано и вступило в силу 4 августа 2000г.
     7.  9 августа 2000г. заявитель выслал исполнительный лист в службу судебных приставов Омской области, и 4 октября 2000г. судебный пристав возбудил исполнительное производство.
     8.  23 ноября 2000г. заявитель получил основной долг по решению суда от 24 июля 2000г. в сумме 23 200 руб.
     9.  Решением от 3 февраля 2004г. Куйбышевский районный суд г. Санкт-Петербурга присудил заявителю 7 407 руб. в качестве пени за длительное неисполнение решения суда от 24 июля 2000г. Решение суда не было обжаловано, и оно вступило в силу 16 февраля 2004г. 18 февраля 2004г. Куйбышевский районный суд г. Санкт-Петербурга оформил исполнительный лист.
     10.  24 февраля 2004г. Комитет финансового управления Администрации Омской области был реорганизован в Министерство финансов Омской области, а его счета в кредитных учреждениях были закрыты.
     11.  16 марта 2004г. заявитель выслал исполнительный лист по решению суда от 3 февраля 2004г. в службу судебных приставов.
     12.  Исполнительное производство в отношении обоих решений суда было окончено 21 апреля 2004г., а исполнительные листы были возвращены заявителю, которому было предложено обратиться в суд для того, чтобы заменить должника правопреемником и вновь представить исполнительные листы судебному приставу. По утверждению Правительства, заявитель этого не сделал.
     13.  12 мая 2005г. Министерство финансов Омской области перевело заявителю недополученное по решению суда от 24 июля 2000г. Решение суда от 3 февраля 2004г. было полностью исполнено 21 февраля 2006г.

     ПРАВО

     I.  ПРЕДПОЛАГАЕМОЕ НАРУШЕНИЕ СТАТЬИ 6 КОНВЕНЦИИ И СТАТЬИ 1 ПРОТОКОЛА № 1 К КОНВЕНЦИИ

     14.  Заявитель жаловался на неисполнение решений Куйбышевского районного суда г. Санкт-Петербурга от 24 июля 2000г. и от 3 февраля 2004г. Суд считает, что эта жалоба подпадает под рассмотрение по Статье 6 § 1 Конвенции и Статье 1 Протокола № 1 (смотри Burdov v. Russia, № 59498/00, § 26, ECHR 2002-III). Соответствующие части этих норм гласят следующее:

     Статья 6 § 1
     "Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях … имеет право на справедливое … разбирательство дела … судом ..."


     Статья 1 Протокола № 1
     "Каждое физическое или юридическое лицо имеет право на уважение своей собственности. Никто не может быть лишен своего имущества, иначе как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права.
     Предыдущие положения не умаляют права государства обеспечивать выполнение таких законов, какие ему представляются необходимыми для осуществления контроля за использованием собственности в соответствии с общими интересами или для обеспечения уплаты налогов или других сборов или штрафов."


     A.  Приемлемость

     15.  Суд отмечает, что эта жалоба не является явно необоснованной по смыслу Статьи 35 § 3 Конвенции. Суд далее отмечает, что она не является неприемлемой и по любым другим основаниям. Она, следовательно, должна быть объявлена приемлемой.

     B.  По существу

     1.  Что касается исполнения решения суда от 24 июля 2000

     16.  Правительство утверждало, что решение суда от 24 июля 2000г. было полностью исполнено 12 мая 2005г. Оно согласилось, что задержка в исполнении этого решения суда была не совместимой со Статьей 6 Конвенции. В то же самое время оно считало, что поскольку решение суда от 24 июля 2000г. было исполнено полностью, то длительное неисполнение было совместимо с правом заявителя на "уважение его собственности" по смыслу Статьи 1 Протокола № 1. Оно далее отметило, что основной долг по решению суда от 24 июля 2000г. был выплачен заявителю в разумный срок, 23 ноября 2000г., и что сумма 9 357 руб. была выплатой процентной ставки, и она не была основным доходом заявителя, и, следовательно, задержка платежа этой суммы не причинила какого-либо значительного ущерба заявителю.
     17.  Заявитель не оспаривал, что решение суда от 24 июля 2000г. было полностью исполнено. Тем не менее, он считал, что длительность исполнительного производства была чрезмерной.
     18.  Суд отмечает, что 24 июля 2000г. заявитель получил решение суда, по которому Комитет финансового управления Администрации Омской области, государственный орган, должен был выплатить ему существенную сумму денег. Решение вступило в силу 4 августа 2000г. Оно было полностью исполнено 12 мая 2005г. Таким образом оно оставалось не исполненным в течение приблизительно четырех лет и девяти месяцев.
     19.  Суд не может согласиться с аргументом Правительства, что длительное неисполнение решения суда от 24 июля 2000г. было совместимо с правом заявителя на "уважение его собственности" по смыслу Статьи 1 Протокола № 1 ввиду того, что решение суда полностью исполнено. Суд напоминает, что неисполнение органами государственной власти окончательного решения суда в пользу заявителя длительный период времени составляет нарушение его права на уважение его собственности. Власти не предоставили какого-либо оправдания такому нарушению в настоящем деле.
     20.  Суд далее отмечает, что обе присужденные суммы решением суда от 24 июля 2000г. были денежными средствами. Эти суммы представляли из себя судебный долг, и власти были обязаны исполнить его в полном объеме, не деля их на два отдельных платежа.
     21.  Суд часто устанавливал нарушения Статьи 6 § 1 Конвенции и Статьи 1 Протокола № 1 в делах, поднимающих вопросы подобных в данном деле (смотри Burdov v. Russia, процитировано выше, и Reynbakh v. Russia, № 23405/03, 29 сентября 2005).
     22.  Рассмотрев представленные ему материалы, Суд отмечает, что Правительство не выдвинуло какой-либо факт или аргумент, способные оправдать задержку в исполнении решения суда от 24 июля 2000г. Суд считает, что не исполняя несколько лет вступившее в силу решение суда в пользу заявителя, внутренние органы государственной власти подорвали сущность его права на суд, и препятствовали ему получить деньги, которые он законно ожидал получить.
     23.  Соответственно, было нарушение Статьи 6 Конвенции и Статьи 1 Протокола № 1, что касается длительного неисполнения решения суда от 24 июля 2000г.

     2.  Что касается исполнения решения суда от 3 февраля 2004

     24.  Правительство утверждало, что решение суда от 3 февраля 2004г. было полностью исполнено 21 февраля 2006г. Оно полагало, что задержка в исполнении решения суда была совместима со Статьей 6 Конвенции и Статьей 1 Протокола № 1, поскольку должник был реорганизован, а заявитель не обратился в суд о замене должника правопреемником.
     25.  Заявитель не оспаривал, что решение суда от 3 февраля 2004г. было полностью исполнено. Тем не менее, он считал, что длительность исполнительного производства была чрезмерной.
     26.  Суд отмечает, что 3 февраля 2004г. решение суда в пользу заявителя обязывало Комитет финансового управления Администрации Омской области, государственный орган, выплатить заявителю пени за длительное неисполнение решения суда от 24 июля 2000г. Решение суда вступило в силу 16 февраля 2004г. Оно было исполнено в полном объеме 21 февраля 2006г. Таким образом, оно оставалось неисполненным в течение приблизительно двух лет.
     27.  Что касается аргумента Правительства, что заявитель не обратился в суд о замене должника, Суд напоминает, что таких действий от заявителя не требуется. Тот факт, что Комитет финансового управления был реорганизован в другой государственный орган, не снимал с него обязательство по решению суда в пользу заявителя. Это было обязанностью судебного пристава, чтобы соблюсти процедуру, установленную законом в случаях, когда должник подвергался реорганизации, и взыскать судебный долг (смотри, например, Furman v. Russia, № 5945/04, § 18, 5 апреля 2007).
     28.  Суд часто устанавливал нарушения Статьи 6 § 1 Конвенции и Статьи 1 Протокола № 1 в делах, поднимающих вопросы подобных в данном деле (смотри Burdov и Reynbakh, оба процитированы выше).
     29.  Рассмотрев представленные ему материалы, Суд отмечает, что Правительство не выдвинуло какой-либо факт или аргумент, способные оправдать задержку в исполнении решения суда от 3 февраля 2004г. Суд считает, что не исполняя несколько лет вступившее в силу решение суда в пользу заявителя, внутренние органы государственной власти подорвали сущность его права на суд, и препятствовали ему получить деньги, которые он законно ожидал получить.
     30.  Соответственно, было нарушение Статьи 6 Конвенции и Статьи 1 Протокола № 1, что касается длительного неисполнения решения суда от 3 февраля 2004г.

     II.  ПРИМЕНЕНИЕ СТАТЬИ 41 КОНВЕНЦИИ

     31.  Статья 41 Конвенции предусматривает:

     "Если Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне."

     A.  Ущерб

     32.  Заявитель требовал 21 344 российских рубля, что касается материального ущерба за длительное неисполнение решения суда от 24 июля 2000г., ссылаясь на ставку рефинансирования в 23%, установленную Центральным Банком России. Он требовал 1 930 руб., что касается материального ущерба за задержку в исполнении решения суда от 3 февраля 2004г., ссылаясь на ставку рефинансирования в 13%. Заявитель также требовал 115 000 руб., что касается косвенного материального ущерба, вызванного задержкой в исполнении окончательных решений суда в его пользу, ссылаясь на инфляцию. Он требовал 300 000 руб., что касается морального вреда.
     33.  Правительство утверждало, что требования заявителя о материальном ущербе и моральном вреде, что касается длительного неисполнения решения суда от 24 июля 2000г., были чрезмерными и необоснованными. Оно считало, что сумма в 5 645 руб., будет адекватной компенсацией за моральный вред, вызванный длительным неисполнением решения суда от 24 июля 2000г. Оно далее утверждало, что требование заявителя о компенсации за косвенный материальный ущерб было необоснованным, и не связано с данным делом. По утверждению Правительства, заявителю и в настоящее время ничто не препятствует обратиться во внутренние суды для получения компенсации за материальный ущерб.
     34.  Что касается длительного неисполнения решения суда от 3 февраля 2004г., Правительство утверждало, что никакой компенсации не должно быть присуждено заявителю, поскольку оно не усматривает какого-либо нарушения прав заявителя. Если Суд установит какое-либо нарушение Статьи 6 Конвенции или Статьи 1 Протокола № 1, что касается длительного неисполнения этого решения суда, то установление нарушения само по себе составит справедливую компенсацию.
     35.  Суд повторяет, во-первых, что от заявителя не требуется исчерпать внутренние средства правовой защиты, чтобы получить компенсацию за материальный ущерб, поскольку это продлит процедуру в Европейском Суде в манере несовместимой с эффективной защитой прав человека (смотри Papamichalopoulos and Others v. Greece (Статья 50), постановление от 31 октября 1995, Серия А № 330-B, § 40, и Gridin v. Russia, № 4171/04, § 20, 1 июня 2006). В равной степени от заявителя не требуется, чтобы он предоставлял какое-либо доказательство морального вреда, который он понес.
     36.  Что касается возможного материального ущерба, понесенного заявителем в результате длительного неисполнения решений суда в его пользу, Суд отмечает что согласно Правила 60 Регламента Суда, любое требование о справедливой компенсации должно быть представлено с подробным перечнем всех своих требований по пунктам с приложением любых соответствующих подтверждающих документов, в противном случае Палата вправе отказать в удовлетворении требования полностью или частично.
     37.  Поскольку требование заявителя в сумме 115 000 руб. имеет отношение к инфляционным убыткам, Суд отмечает, что заявитель не указал индексы инфляции, на которых, он основал свои расчеты, и не пояснил как он это сделал. Следовательно, Суд отклоняет его требования в этой части. Что касается остальных требований в отношении материального ущерба, Суд отмечает, что в настоящем деле он установил нарушение Статьи 6 § 1 Конвенции и Статьи 1 Протокола № 1 в том, что присужденное в пользу заявителя не было выплачено ему в разумный срок. Суд напоминает, что адекватность компенсации будет уменьшена, если она будет выплачена без учета различных обстоятельств, влияющих на уменьшение ее величины, как например, длительная задержка в исполнении решения суда (смотри Gizzatova v. Russia, № 5124/03, § 28, 13 января 2005). Оценив материалы, имеющиеся в его распоряжении, и тот факт, что Правительство не представило какого-либо возражения по способу расчета заявителем компенсации, Суд присуждает заявителю 650 евро, что касается материального ущерба, плюс любой налог, который может быть начислен.
     38.  Суд далее считает, что заявитель понес определенные страдания и расстройства, вытекающие из неисполнения органами государственной власти окончательных решений суда в его пользу в разумный срок. Тем не менее, заявленная сумма является чрезмерной. Делая оценку на справедливой основе, Суд присуждает заявителю 3 500 евро, что касается морального вреда, плюс любой налог, который может быть начислен на эту сумму.

     B.  Судебные расходы и издержки

     39.  Заявитель требовал возмещения почтовых затрат в сумме 300 руб. Он не представил Суду каких либо квитанций.
     40.  Правительство считало, что никакой компенсации не должно быть присуждено, так как заявитель не обосновал свое требование каким-либо доказательством.
     41.  Согласно прецедентного права Суда, заявитель имеет право на возмещение своих судебных расходов издержек только в той мере, в какой будет доказано, что они действительно и обязательно были понесены, и были разумными по размеру. В настоящем деле заявитель не представил каких-либо документов в обоснование своих требований. Следовательно, Суд отклоняет его требования о судебных расходах и издержках.

     C.  Процентная ставка за просрочку платежа

     42.  Суд считает, что процентная ставка при просрочке платежей должна быть установлена в размере предельной годовой процентной ставки по займам Европейского центрального банка и плюс три процента.

     НА ЭТИХ ОСНОВАНИЯХ СУД ЕДИНОГЛАСНО

     1.  Объявляет жалобу приемлемой;

     2.  Постановил, что имело место нарушение Статьи 6 Конвенции и Статьи 1 Протокола № 1, что касается длительного неисполнения решений суда от 24 июля 2000г. от 3 февраля 2004г.

     3.  Постановил,
     (a)  что государство-ответчик в течение трех месяцев со дня вступления постановления в законную силу в соответствии со Статьей 44 § 2 Конвенции обязано выплатить заявителю 650 евро (шестьсот пятьдесят евро) в качестве материального ущерба и 3 500 евро (три тысячи пятьсот евро) в качестве морального вреда, конвертированные в российские рубли на день выплаты, а также любой налог, который может быть начислен;
     (b)  что по истечении вышеупомянутых трех месяцев, на присужденные суммы подлежит начислению простой процент в размере предельной годовой процентной ставки по займам Европейского центрального банка и плюс три процента;

     4.  Отклоняет остальные требования заявителя о справедливой компенсации.

     Совершено на английском языке и уведомление о Постановлении направлено в письменном виде 6 декабря 2007 года в соответствии с §§  2 и 3 Правила 77 Регламента Суда.

Soren NIELSEN

Christos ROZAKIS

Секретарь Секции Суда

Председатель Палаты