НУЖЕН ЛИ НАМ КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД?

      Каждый, кто, так или иначе, сталкивался с отечественной судебной системой, наверняка, задавался вопросом, что это за надстройка такая, этот Конституционный Суд, для чего он нужен и какие проблемы решает? У многих, наверняка, ещё свежо в памяти противостояние первого председателя Конституционного Суда В.Д. Зорькина и первого Президента РФ Б.Н. Ельцина. Впоследствии этот конфликт как-то забылся, Зорькин остался работать в Конституционном Суде, правда, не председателем. А суть конфликта со временем приобрела ту форму, про которую говорят: "то ли он что-то сделал, то ли с ним что-то сделали". Вот, пожалуй, и все познания о деятельности этого органа судебной власти у подавляющего большинства россиян. Употребление в начале статьи термина "судебная надстройка" по отношению к Конституционному Суду не случайно. Дело в том, что деятельность КС регламентируется только одним законом о Конституционном Суде от 1994 и ничем более. А всякое упоминание о КС РФ в судах общей юрисдикции воспринимается как экзотика. При этом для деятельности суда созданы условия, даже отдалённо не напоминающие те, в которых работают все прочие столичные суды, не говоря уже о судах в субъектах федерации.
      Конституционный Суд состоит из 19 судей, для деятельности которых имеется аппарат численностью более 500 человек. Кто же эти 19 избранников, каковы их права и обязанности? Судьей КС РФ может быть назначен гражданин РФ, достигший возраста 40 лет, имеющий стаж работы по юридической профессии не менее 15 лет и обладающий признанной высокой квалификацией в области права. Каждый судья назначается на должность Советом Федерации по представлению Президента РФ. (ст. 4) Перед вступлением в должность каждый судья принимает присягу следующего содержания: "Клянусь честно и добросовестно исполнять обязанности судьи Конституционного Суда Российской Федерации, подчиняясь при этом только Конституции Российской Федерации, ничему и никому более". (ст. 10)
      Судья КС РФ обладает следующими правами и льготами:
      Судья КС РФ назначается на должность на срок пятнадцать лет, в этот период он несменяем, неприкосновенен, независим, не может быть привлечен к какой-либо ответственности, в том числе и по истечению срока его полномочий за принятое решение. (ст.12, 14, 15.)
      Все вопросы, связанные с несменяемостью, независимостью и неприкосновенностью, находятся исключительно в ведении самого Конституционного Суда, так как приостановление полномочий судьи КС РФ осуществляется самим судом (путём голосования), независимо от основания (арест, привлечение к уголовной ответственности, потеря дееспособности по состоянию здоровья). Таким образом, ни Президент ни Совет Федерации не вправе прервать деятельность судьи КС РФ.
      К материальным гарантиям относятся: высокая заработная плата (на порядок выше, чем у судей других категорий), обязательное обеспечение жильём, служебной машиной. Пребывающему в отставке судье КС РФ, имеющему стаж работы в должности судьи не менее 15 лет, независимо от возраста, выплачивается либо пенсия, учитывающая предыдущую работу по юридической профессии, либо не облагаемое налогом ежемесячное пожизненное содержание в размере 80% денежного вознаграждения работающего судьи. Порядок назначения и выплаты этого содержания находится за рамками компетенции органов соцзащиты, так как назначаются Правительством РФ индивидуально, целевым назначением из федерального бюджета по росписи отдельной строки. Естественно, материальные гарантии для других категорий служителей Фемиды, такие как бесплатный проезд в городском транспорте, медицинское и санитарно-курортное обеспечение, льготная оплата жилья и так далее, в полном объёме распространяются и на судей КС РФ.
      Судья КС РФ полностью изолирован от граждан. Он не ведет приёма населения, и даже во время заседания пространство между первым рядом зала заседания и кафедрой, за которой сидят судьи, тщательно охраняется судебными приставами как во время заседания, так и в перерыве. Такой статус имеет, разве что, пространство перед алтарём в церкви.
      Всякое передвижение по зданию Суда до заседания и во время перерывов также строго регламентировано. В здании Суда расположен цех питания, где цены как в рабочей столовой, а сервис и ассортимент как в столичном ресторане. В буфете имеется неплохая коллекция спиртных напитков различной крепости. Для удобства работы в аппарате суда, помимо канцелярии и экспедиции, имеется секретариат, представляющий собой особый орган с очень широкими полномочиями, осуществляющий организационное, научно-аналитическое, информационно-справочное и иное обеспечение Суда. Секретариат проводит приём посетителей, рассматривает обращения в адрес Суда, содействует судьям в подготовке дел, а самое главное, определяет целесообразность созыва пленарного заседания, в случае обращения заявителя с просьбой о разъяснении решения Суда. Но к этому мы ещё вернёмся. Дело в том, что решение Суда может разъяснять только сам Суд на пленарном заседании или заседании палаты, принявшей это решение, в том же составе и с последующей публикацией в тех же изданиях, что и само решение. Аппарат секретариата состоит не из специалистов делопроизводства, а из юристов самой высокой квалификации. Так, должность одного из сотрудников секретариата Р.И.Ивановой, в соответствии с табелем о рангах, можно приравнять к воинскому званию генерал-полковник.
      К этому следует добавить, что финансирование Суда осуществляется из федерального бюджета отдельной статьёй. Этими средствами суд распоряжается самостоятельно и, что самое главное, в соответствии со статьёй 7 закона 1-ФКЗ от 21 июля 1994 года "О Конституционном Суде Российской Федерации", смета расходов не может быть уменьшена по сравнению с предыдущим финансовым годом. Эта статья содержит также правовое предписание, запрещающее иное ограничение финансовых и материально-технических условий деятельности Суда. О таких условиях работы не смеют даже мечтать все прочие служители Фемиды и высокопоставленные чиновники в правительстве и в администрации Президента РФ. При этом контроль за деятельностью КС РФ де-факто осуществлять некому, а контроль за исполнением решения Суда регламентируется ст.81 закона о КС РФ, состоящей из одной фразы: неисполнение решения КС РФ влечёт ответственность, установленную федеральным законом. Но такого закона пока не существует. Принятое решение не может быть отменено или пересмотрено никем, включая сам Конституционный Суд РФ, в том числе и в случае, когда это решение не соответствует нормам международного права. Это решение нельзя трактовать, разъяснять, комментировать кому бы то ни было, кроме самого Суда. И наконец, серьёзным нарушением прав человека можно считать отсутствие у КС РФ кассационной инстанции, наличие которой является важной составной частью доступа к правосудию. Выше были подробно изложены условия, созданные для работы КС РФ. Какая-то часть налогоплательщиков посчитает эти условия чересчур вольготными, с необходимостью привести их в соответствие с условиями работы государственных служащих такого же ранга. Или, как принято сейчас говорить (если надо что-то ограничить), создать условия адресности льгот и выплат. Другая часть соотечественников сочтёт материальные гарантии и статус Судей КС РФ необходимым условием независимости Суда, что даст ему возможность при принятии решений руководствоваться исключительно законностью, а не экономической целесообразностью. Наверное, истина находится где-то посередине. Для лучшего понимания проблемы проиллюстрируем историю одного Постановления Конституционного Суда.
      Речь пойдёт о Постановлении КС РФ № 11-П от 19 июня 2002 года о проверке конституционности закона РФ "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС" и его последующей редакции, а также рядя других законов по этой теме. В суд обратилось около 60 заявителей (все без исключения ставшие инвалидами в результате Чернобыльской трагедии), ряд общественных организаций и даже Верховный суд России. Первое заявление было подано в январе 2001 года, через 15 месяцев, в апреле 2002, года состоялось заседание Конституционного Суда, которое длилось четыре дня, и решение было вынесено через 70 дней - 19 июня 2002 года. Такой большой срок вынесения решения (обычная практика - это 10-15 дней), а также опубликованное особое мнение одного из судей КС РФ даёт основание сделать вывод об отсутствии единства судей в принятии решения. Кстати, в законе о Конституционном Суде не оговорена ситуация, при которой меньшинство палаты (палата состоит из восьми или девяти судей) могло бы настаивать на созыве пленарного заседания с участием всех 19 судей, если в решении вопроса нет единодушия. При перемене общественной формации, которая произошла в нашей стране, и при том количестве взаимоисключающих законов, родившихся во время этих перемен, ситуации могут возникнуть самые нетривиальные. По сути дела четверо судей могут, получив перевес в один голос, принять решение (окончательное и никем не отменяемое), которое отразится на судьбах тысяч или даже миллионов граждан на очень длительный срок. Так и произошло в упомянутом выше Постановлении КС РФ № 11-П. Смысловым центром ситуации является сложившийся столетиями принцип возмещения вреда пострадавшему работнику, исходя из его среднего заработка, который он имел или определённо мог иметь, не случись несчастья, в котором этот работник неповинен. Этот принцип и был заложен в "чернобыльский" закон, а также в законы для других категорий инвалидов. Однако в угоду экономической целесообразности законодатель изменил этот принцип. Согласно этому изменению инвалид третьей группы имеет право на возмещение вреда в размере одной тысячи рублей, инвалид второй группы- в размере двух с половиной тысяч рублей, а инвалид первой группы - в размере пяти тысяч рублей. Следует отметить, что эти изменения коснулись только пятидесяти тысяч инвалидов- чернобыльцев, что является нарушением Конституционного принципа равенства всех перед законом. Кроме того, образовались две неравноправные категории среди самих чернобыльцев, которых разделил изменённый закон. Тем, кто обратился за возмещением вреда до выхода закона, выплаты производятся из расчёта его среднего заработка, а тем, кто обратился после, - из расчёта средней пенсии по стране. Конституционный Суд РФ не усмотрел в этом нарушение Конституции РФ. Этот вопрос, на первый взгляд, носит узко ведомственный характер. Но это только на первый взгляд. На самом деле он имеет далеко идущие последствия. Конституционный Суд своим постановлением фактически ограничил размер возмещения вреда в будущем для всех категорий граждан. К этой категории относятся граждане, получившие увечье на производстве, работники милиции, раненные при задержании преступника, работники МЧС, ставшие инвалидами, спасая людей при стихийном бедствии; молодые ребята, воюющие в горячих точках и так далее и так далее… Нетрудно прикинуть, какая получится экономия бюджетных средств, а какое облегчение для работодателей. Ведь теперь не надо особо тратиться на соблюдение техники безопасности. Ну оторвёт кому-то руку-размер его пожизненного содержания одна тысяча рублей, ну максимум две с половиной! Если законодатель и пожелал бы узаконить расчёт возмещения вреда какой - либо категории работников от их среднемесячного заработка, то это явилось бы нарушением Конституционного принципа равенства всех перед законом (или всем от среднего заработка, или по фиксированной сумме, приравненной к пенсии по старости). Чтобы окончательно утвердить принцип уравниловки, в своём постановлении № 11-П Конституционный Суд специально подчёркивает, что исходя из принципов справедливости, возмещаемый государством вред пострадавшим в Чернобыле, независим от каких-либо обстоятельств "в том числе … от профессиональной принадлежности, должностного положения этих лиц и, соответственно, от уровня их заработной платы". В дальнейшем этот принцип, несомненно, будет распространён и на другие вышеперечисленные категории наших граждан. Учитывая особо высокий профессиональный уровень судей Конституционного Суда РФ, нет надежды полагать, что в данном случае думали как лучше, а вышло как всегда. Налицо явный, профессионально исполненный социальный заказ.
      Не менее показателен и другой, отображённый в Постановлении № 11-П вопрос, об индексации возмещения вреда в связи с инфляцией в стране. Следует отметить, что для категории инвалидов-чернобыльцев такая индексация не производилась с 1997 года (шесть лет). Суды общей юрисдикции стали выносить взаимоисключающие решения. Все чиновники, а за ними и судьи различных рангов стали уверять, что вопрос с индексацией крайне сложный и запутанный. Вопрос этот между тем был и остаётся крайне прост и юридически обоснован, во - первых, Гражданским Кодексом РФ (ст. 318), а во - вторых, тремя Федеральными законами. В этих законодательных актах индексация возмещения вреда для инвалидов всех категорий должна была производиться от роста минимального размера оплаты труда (МРОТ). Но тут, как назло, после четырёхлетнего молчания правительство вдруг стало систематически повышать этот МРОТ. И вот, чтобы размер возмещения вреда небольшой части чернобыльцев, не превысил размера окладов чиновников, законодатель изменил сам "чернобыльский" закон. Теперь индексация должна производиться в зависимости от прожиточного минимума в целом по РФ. Но вся загвоздка оказалась в том, что ни в "улучшенном" законе, ни в правоприменительной практике не существует понятия "прожиточного минимума в целом по РФ". Вот этот юридический казус, допущенный законодателем как бы нечаянно, и стал предметом разбирательства в Конституционном Суде РФ.
      Конституционный Суд РФ подошёл к решению проблемы строго научно, оперируя такими категориями, как: системное единство законов, стабильность длящихся конституционно-правовых отношений, нетождественность обязанностей государства и работодателя перед работником, принцип солидарности поколений, публично-правовой характер обязательств и так далее. Таким образом, вопрос об индексации возмещения вреда инвалидам-чернобыльцам усилиями Конституционного Суда РФ из запутанного превратился в неразрешимый. Видимо, здесь опять не обошлось без социального заказа и пресловутой подмены законности на экономическую целесообразность. Основание так полагать состоит в том, что с момента провозглашения Постановления № 11-П в Суд поступили десятки запросов о разъяснении сего научного трактата (включая запрос Верховного суда РФ) с точки зрения практического использования его научного потенциала. Как указывалось в начале статьи, официальное разъяснение постановления может дать только сам Суд, после рассмотрения вопроса на заседании палаты, в присутствии заинтересованных сторон, с последующим опубликованием разъяснения в Российской газете. Однако в течение восьми месяцев на все вопросы отвечал секретариат КС РФ с неизменной формулировкой: оснований для созыва палаты нет, а вопросы по правоприменительной практике не входят в компетенцию КС РФ. Но вдруг 28 ноября 2002 года за № 12199 одному из заявителей пришёл ответ за подписью работника секретариата Р.И.Ивановой, курирующего конституционные основы социальной защиты, в котором даётся чёткий ответ по правоприменительной практике от имени всего Конституционного Суда РФ. В этом ответе указывается на неприемлемость применения закона о минимальном размере оплаты труда для чернобыльцев, несмотря на то, что к инвалидам других категорий этот же самый закон применяется и по сей день. Следует добавить, что через одиннадцать дней этот ответ, представляющий собой частную переписку и не являющийся официальным мнением КС РФ, был использован Президиумом Мосгорсуда как аргумент при отмене в надзорном порядке вступивших в законную силу решений судов двухлетней давности группе инвалидов - чернобыльцев. Эти отмены продолжаются и по сей день. Невольно возникает вопрос: как за такой короткий срок частное письмо попало в Мосгорсуд? При всём нежелании ответ напрашивается сам собой: текст письма был оговорен заранее! Что тут можно добавить? Мнение каждого, внимательно прочитавшего всё выше изложенное, есть его интеллектуальная собственность.
      Подытоживая написанное, вернёмся к заголовку: "Нужен ли нам Конституционный Суд?". Ответ однозначный: конечно, нужен. Но время неумолимо движется вперёд и очень важно не отстать, не оказаться в прошедшем времени. На момент создания Конституционного Суда у нас была другая страна, другой Президент, и данные Суду высочайшие социальные льготы казались основной гарантией независимости Суда. Но из приведённых примеров видно, что такой независимости нет. Ни большими деньгами, ни прочими благами, без надлежащего контроля независимости суда не достигнуть. На сегодняшний день контроля за деятельностью КС РФ, равно, как и за исполнением его постановлений, осуществлять некому. Конституционный Суд РФ стал государством в государстве, своеобразным Ватиканом. Очевидно, пришло время серьёзно пересмотреть закон о Конституционном суде, но сделать это без лишней спешки, обсудив весь спектр предложений представителей Фемиды, Правительства, Государственной Думы и всех, кто пожелал бы принять в этом участие. Основной целью предложенной статьи как раз и является начало дискуссии по этому вопросу. Самый высший судебный орган должен стать и самым справедливым и независимым. Невольно напрашивается вопрос: независимым от чего или кого: от правительства, народа, закона? Древняя Русь жила по канонам добра и справедливости, законы писались для преступников, то есть людей, живущих за канонами.(заКОН) К сожалению, со временем человечество, в результате увеличения своей численности, урбанизации и т.д, стало жить только по законам. Но ни один закон не способен рассудить всё по справедливости. В этом случае роль Конституционного Суда трудно переоценить. Если суды всех рангов действуют только в рамках закона, то Конституционному Суду дано право обсуждать справедливость самого закона. Учреждая орган справедливости, мы приобщаемся к опыту древней Руси. Хочется надеяться, что направление поиска правильное. Но также хочется избежать досадных промахов, возникающих в процессе этого поиска, к коим можно отнести описанную выше ситуацию, при которой заявители в КС РФ вместо реальной помощи получили неразрешимую проблему, по которой в течение восьми месяцев не могут получить даже официального разъяснения КС РФ.
      В настоящее время много говорится и пишется о судебной реформе, но при этом Конституционный Суд опять обойдён вниманием. А между тем вызывает сомнение соответствие материальных затрат государства и выпускаемого Конституционным Судом РФ продукта. Кроме того, так как судьи КС РФ не общаются с заявителями, логично было бы на законодательном уровне исключить их общение и с чиновниками госаппарата. В противном случае КС РФ может превратиться из органа высшей справедливости в дополнительный рычаг власти, что противоречит духу и букве статьи 5 закона "О Конституционном Суде Российской Федерации". Требует самого серьёзного обсуждения вопрос о расширении обязанностей КС РФ. К таким обязанностям можно отнести участие судьи (судей) в разъяснении Постановлений Суда по упрощённой схеме, то есть без пленарного заседания всего Суда или заседания Палаты, потому что разъяснения, данные секретариатом, не являются официальным мнением КС РФ. Крайне актуален также вопрос о расширении полномочий Суда по доведению рассматриваемого вопроса до правоприменительной практики. Другими словами, любой судья из глубинки, прочитав Постановление КС РФ, не должен ломать голову, как в случае с Постановлении № 11-П, когда в процессе научного обоснования резолютивной части Постановления, Суд утверждает, что институт МРОТ (минимального размера оплаты труда) выполнял не свойственные ему функции, что оправдывает действия законодателя по изменению принципа индексации. В этом случае понятие "не свойственные функции" органами соцзащиты трактуется как не Конституционное, а следовательно, не применимое с момента выхода, этой нормы (МРОТ). На самом деле это составная часть обоснования позиции КС РФ.
      К сожалению, пока ещё велик процент не конституционных норм во вновь принятых Госдумой законах. В этой связи, наверное, было бы целесообразным создание при Конституционном Суде РФ группы судей по Конституционной экспертизе законопроектов. Ну, и наконец, остаётся открытым вопрос о кассационной инстанции при КС РФ и о механизме внесения изменений в Постановления КС РФ в случае их несоответствия нормам международного права или при вновь открывшихся обстоятельствах.
      К сожалению, российская судебная система находится не в лучшем положении, символом чего является скульптурная композиция, над входом в здание Верховного суда РФ посвященная богине правосудия. У богини не завязаны глаза, и она, естественно, косо смотрит на одну из чаш весов. Задача нас всех, очевидно, и состоит в том, чтобы всем миром сделать нашу судебную систему беспристрастной, но это уже будет другая история.

13.02.03г. Владимир Худой