Владимир Завьялов, г. Ессентуки:

 

 

На фотографии я с сыном у себя дома.

По поводу картинок:

- это страничка из тетради в которой записывали данные измерений по г. Припять дозиметристы отдела внешней дозиметрии ЧАЭС в ночь аварии. Тетрадь мне передал Коля Смирнов (кстати человек потрясающей работоспособности он очень много сделал в вопросе оценки радиационной обстановки вокруг станции). Он работал в группе дозиметристов от Минатомэнерго. Эта группа фактически выполняла функции ОВД.

 

.

 

- это те же измерения но в чистовом варианте. Документ относится к тому же периоду времени.

 

ЧАЭС - это из той же тетради радиационная обстановка вокруг станции 26.04 86г. Уровни в рентгенах в час показаны на плане, остальные данные в миллирентген в час.

 

Блок №3 - измерения на крыше 3 го блока производила группа Юры Самойленко. По этой картограмме планировались работы по очистке крыши. МЭД - мощность экспозиционной дозы в рентген/час.

 

Карта - это бланк, который мы использовали для нанесения загрязненных объектов и уровней загрязнения. Эта зона вдоль железнодорожной ветки выходила за пределы 30-километровой.



Схема измерений мощности дозы радиации в первые часы после взрыва в г. Припять

 

Все материалы и документы которые у меня находятся скопились в процессе работы над сводным отчетом «О радиационной обстановке в30 км. зоне ЧАЭС». По идее я должен был уничтожить все черновые материалы, но мне стало жалко это делать, ведь за всем этим большой труд и здоровье многих людей. Я знаю это по себе. Добрая половина всего этого моя работа.

Немного о себе. С 1964г. по1973г. работал в Семипалатинске-21 в дозиметрической службе, отработал 39 взрывов из них 5 с выбросом грунта. Затем до 1986г. в Пятигорске. В мае 1986г. был командирован в Киев в Минпромстрой Украины. Там, когда узнали, что я работал на полигоне и имею опыт работы в подобных ситуациях, попросили оказать помощь в дезактивации объектов на станции. Потом понадобилось провести обследование промплощадки, станции Янов, «Рыжего леса» на предмет его захоронения, так как уровни там достигали более 100 рентген в час и, при пожаре вторичное загрязнение могло бы привести к дополнительной катастрофе и т.д. В июле меня включили в ОМГРО (оперативная группа по оценке радиационной обстановки). Днем приходилось проводить измерения на объектах, отбирать пробы, а вечером оформлять все документально. В ноябре мне предложили организовать Управление дозконтроля УДК. В декабре оно заработало. В качестве руководителя киевские партийные органы меня не утвердили как беспартийного. Прислали кадра с АЭС, в плане работы он с подобной ситуацией никогда не сталкивался, поэтому меня оставили замом. Впрочем, работать он не мешал. В июле 1988г. уехал в Москву работал экспертом в Правительстве и в Верховном совете РФ. Там мы организовали первый союз Чернобыль на ул. Живописной. Было порядка 10-15 человек. Был в ЦС союзной организации.

В 1999г. переехал в Ессентуки (поменял московскую квартиру на дом в Ессентуках)

Кстати, моя жена, ее зовут Завьялова Марсель Рудольфовна, тоже работала в Чернобыле с декабря 1986г. по ноябрь 1988г. Оба на инвалидности. К наградам отношусь спокойно. Считаю награждать надо за конкретное дело. До сих пор ценю благодарственные грамоты Правительственной комиссии за подписью зампреда СМ СССР, одна за «рыжий лес», а другая за сводный отчет ну и естественно за то, что за ним стояло.

С уважением Владимир.